17 °C
72.62   $ 65.6

Снести или сохранить. Почему Воронеж рискует потерять знаменитые исторические здания

Спешно восстановленные после войны дома разрушаются.

Наталья Зубкова 3801

По мнению специалистов, архитектурный облик площади Ленина уже разрушен и это – навсегда, после сноса углового здания рядом с театром. Многоэтажный жилой дом, который возведут на его месте, хоть и будет похож на предшественника в некоторых деталях, никакого отношения к стилю 50 иметь уже не будет. Вообще, вся эта история вокруг возможного сноса оперного навела нас на мысль, что мы наблюдаем исторический для архитектурного облика Воронежа момент. То, что составляет его привычное «лицо» – здания 40-60 годов постройки, уже перестояли свой срок, учитывая, как они были построены и вопрос – поддерживать, восстанавливать или сносить начинает возникать все чаще.

Митрофан Москалев после освобождения города помогал строителям – подвозил цемент, разгружал кирпичи. Подростки, рассказывает, обязаны были отработать 100 часов на разборе завалов. Главной задачей было – в кратчайшие сроки обеспечить жителей разрушенного города квадратными метрами.

– Была цель – восстановить проспект Революции в его первоначальном виде. Разбирали здания сгоревшие, разрушенные, разбирали кирпичики, очищали от раствора, складывали их, носили, всё вручную, на носилках, растворы, порошки все эти носили. Всё, всё было вручную, – вспоминает участник восстановления Воронежа Митрофан Москалев.

После освобождения Воронеж был таким – жителям, а начинали эту работу, в основном, женщины, пожилые люди, дети – предстояло совершить первое воронежское чудо, как называют его исследователи – за 5 лет возродить город в первозданном виде. В отличие от Сталинграда, который построили заново, Воронеж решено было воссоздать как Дрезден.

Дом Митрофана Федоровича был разрушен при бомбёжке, уцелела школа, которую тоже частично восстанавливали из всего, что могли найти. Следы работ от времени уже обнажились на воротах – кирпич разного цвета и формы, куски дерева.

– Кирпичи-то они, видите, какие, кусочками – они укладывали вот эти знаменитые ворота довоенные, вот эти шары довоенные, они уцелевшие, – рассказал участник восстановления Воронежа Митрофан Москалев.

Здания 40-50 годов, те самые, которые составляют привычный воронежский пейзаж, строили с учетом экономии материалов. Это замечают те, кто затевает ремонт в своих «сталинках». Сергей Вуколов в квартире на улице Мира вынужден был снести все межкомнатные перегородки и построить их заново – выровнять стены оказалось невозможно.

– Дерево, блоки какие-то непонятные целиковые, дранка оштукатуренная, глина, волосы какие-то, – житель Воронежа Сергей Вулоков.

Такая стена сейчас отделяет квартиру от соседней. Пол, рассказывает хозяин квартиры, тоже состоял непонятно из чего. И это, пожалуй, главная проблема так называемых «сталинок» – перекрытия были деревянными, самым прочным стройматериалом в условиях острейшего дефицита были бывшие в употреблении железнодорожные рельсы. Сами здания возводили из разномастных кирпичей – всё потом прятали под штукатурку.

В 50 годы же изобрели, как сейчас бы сказали, быстровозводимые дома из композитных материалов – здания из шлакоблоков.

– Не хватало, прежде всего, строительного кирпича. Все мощности, которые были, они были задействованы, но они, конечно, не обеспечивали потребности. Было сделано предложение со стороны городских властей, разбирать храмы. В то время главным архитектором города был Николай Троицкий. Он церковный человек, из церковной семьи, его дед был настоятелем Акатова монастыря. Он не мог никак пойти на это. Он говорил, что невозможно кирпичи отделить друг от друга. И, таким образом, он в какой-то степени сохранил наше архитектурное наследие. Было предложено наладить производство шлакоблоков: песок, шлак, плюс цемент. Формовали эти блоки, они шли на строительную площадку, – рассказал профессор Геннадий Чесноков.

Шлакоблоками заделывали дыры от бомб и артобстрелов – ими же был частично восстановлен дом на площади Ленина, который снесли в прошлом году. Полностью высотные здания из них, вопреки городским легендам, не строили – шлакоблоки не выдерживали большого веса. Зато из них возвели целые кварталы для рабочих основных предприятий – на 9 Января, Ленинградской, Пешестрелецкой. Эта часть города почти исчезла за последние пару лет. В негодность приходят и их современники – видовые здания. Ни одно из них не стало объектом культурного наследия – и может повторить судьбу дома на площади Ленина, а возможно – и оперного театра.

– Здание вокзала, например, можно снести и перестроить, здания на площади Ленина, или бывший центр левобережья – улица Героев Стратосферы. Сейчас в список вновь выявленных объектов по моему ходатайству были внесены только два ансамбля – Девицкий выезд – ансамбль домов с красивой башней и ансамбль на Депутатской, – пояснил краевед Павел Попов.

Каким будет Воронеж через 10 лет, не берутся сказать даже специалисты, но уже ясно – видовые здания в ключевых точках городской планировки свой лоск теряют. И их предстоит либо восстанавливать, а это дорого, либо, что вероятнее, привыкать к другим видам.

Ещё по теме

Читайте также