< >

Пересохшие водоёмы и лесные пожары. Как на Воронежской области отражается глобальное потепление

Изменения климата фиксируют и синоптики, и гидрологи, и биологи.

Наталья Зубкова Вести Воронеж 2349

Фото: Вести Воронеж

Такого тёплого года, как этот – синоптики не припоминают, и, похоже, что он такой не последний. Изменения климата фиксируют и синоптики, и гидрологи, и биологи. Как глобальное потепление влияет на нас каждый день – мы собрали комментарии специалистов из разных сфер.

В Хреновском бору лесные пожарные в этом году дома почти не бывают – вокруг то и дело полыхает, всё лето и начало осени только и успевают подвозить воду.

Источников кроме Битюга в окрестностях больше нет – пойменные озёра, рассказывают местные жители, высохли лет пять назад.

– Уровень грунтовых вод упал. Раньше для выпаса скота использовали и пожарную машину мы заправляли. Пересохло. Теперь, к сожалению, таких озёр в округе очень много, в которых воды нет. Техника есть, всё есть – а вода. Приходится ездить за пять – шесть километров заправляться, теряем время, – рассказывает начальник бобровской пожарно-химической станции Евгений Кириченко.

Засуха везде. Уровень грунтовых вод впервые за 130 лет опустился ниже отметки в восемь метров даже в Докучаевском гидрологическом колодце Каменно-степной опытной станции.

– В 1990 году был самый максимальный уровень грунтовых вод. Он достигал трёх метров от поверхности земли. А после 2005 года случилось резко понижение уровня воды. К данному моменту, к 2020 году, она вообще отсутствует, её нет, – рассказывает местный житель Дмитрий Пятаченко.

В некоторых районах в колодцах воды практически нет.

Засуха сказалась и на уровне воды в водохранилище – горожане этого не замечают, потому что уровень регулируют с помощью шлюзов.

– На данный момент наше Воронежское водохранилище санитарный пропуск осуществляет 70 метров кубических в секунду – это самый предельный минимум, что говорит тоже о малой водности. Мы недобрали стока по реке Дон порядка 60%. Сказать, что это навсегда, это маловодье к нам пришло – это теория вероятности, – говорит начальник отдела водных ресурсов Донского БВУ по Воронежской области Юрий Долгополов.

Температура приземного слоя выросла на полтора градуса за последние полвека – казалось бы, это немного, но давайте посмотрим на то, как реагирует на потепление природа Воронежской области.

– Климат меняется, и меняется довольно таки интересно. Лето остаётся прежним, а вот зима становится короче и теплее. В результате среднегодовая температура оказывается выше, чем в предыдущий год. Хотя у нас вообще-то климат считается умеренно-континентальным, но за счёт влияния Атлантики он в последнее время начинает приближаться к морскому, к западноевропейскому, – отметил начальник Воронежского областного гидрометцентра Александр Сушков.

100 лет назад в Воронежской области не рос абрикос – теперь на Дальних садах спокойно вызревают персики. А городские деревья, высаженные полвека назад, стремительно погибают, и вовсе не из-за возраста. Потепление принесло Черноземье множество теплолюбивых вредителей, например, из Китая. Ясени массово гибнут от златки.

– Если каштан раньше в городских условиях практически не поражался ничем, и это была одна из любимейших культур для городского озеленения, сейчас бурая пятнистость каштана – это такой бич, который поражает практически все деревья и необходимо выявлять экземпляры, которые будут устойчивы к этой болезни. Если катальпа раньше была экзотическое растение, сейчас она произрастает успешно повсеместно, – отмечает профессор ВГЛТА Николай Харченко.

Массово усыхают и горят леса в области. Восстанавливать их пытаются с помощью быстрорастущих пород – в основном, берёзы.

В лесопожарном центре их выращивают и высаживают ежегодно – на месте сгоревших сосен. Хвойные насаждения в регионе практически полностью заражены корневой губкой.

– Березу можно сажать, потому что у неё на корешках выделяются бактерии, которые убивают корневую губку. На плешинах мы высаживали только одну берёзу, – рассказывает главный технолог Воронежского лесопожарного центра Николай Коротких.

Правда, приживаются саженцы не очень хорошо – у берёзы не очень мощные корни, даже взрослые деревья засыхают. В лесотехническом университете сейчас в пробирке выводят идеальную березу. Её вывели с помощью ускоренной селекции: в питомнике в самый разгар жары отобрали 50 самых устойчивых к дефициту влаги образцов, это оказались сорта «повислая» и «пушистая». У них взяли генетический материал и размножили идеально сильные и быстрорастущие образцы.

– Обычно для культуральных целей подбирают генетически ценный материал, который тяжело размножается черенками, либо семенами. Мы из пробирок пересаживаем. Они уже очищены: там нет ни грибов, ни вирусов, заболевания все уже на второй план отошли, – рассказывает главный научный сотрудник лаборатории ВГЛТУ Петр Евлаков.

Растения, размноженные в культуре инвитро, то есть, в пробирке с питательным субстратом, доращивают в горшочках, а потом высаживают в грунт. Учёные говорят, что если обеспечить этим растениям хороший уход, они вырастут сильными и устойчивыми к изменениям климата.

Такие же берёзы будут сажать в Северном лесу,чтобы заместить погибающие от корневой губки и вероятных отравлений сосны. К ним добавят ещё клены и робинии – приживутся ли они в стремительно теплеющем климате и на песчаной почве, никто не знает. А в обозримом будущем в Воронеже, похоже, можно будет сажать какие-нибудь магнолии.

Ещё по теме

Читайте также