вторник, 11 декабря
0

Сын лишившейся в больнице ног воронежской пенсионерки попросил не делать из её беды шоу

Алина Скобцева 46454
Сын лишившейся в больнице ног воронежской пенсионерки попросил не делать из её беды шоу

Пожилая женщина, по словам друзей семьи, пока полностью не осознаёт произошедшее.

Сын 89-летней жительницы Воронежа Марии Дроновой, которой в третьей городской больнице ампутировали обе ноги, попросил не делать из болезни матери шоу. Пока следствие выясняет, была ли в случившемся вина медиков, Игорь Дронов рассказал, что не обвиняет в произошедшем врачей и ждёт результатов следствия. Официальное заявление он сделал в субботу, 10 ноября.

Медицинские подробности, фотографии и подробности семейного конфликта между сыновьями пострадавшей женщины стали причиной множества публикаций в воронежских СМИ. Игорь Дронов заявил, что он категорически против поднявшейся шумихи.

– До 8 ноября я занимал нейтральную позицию и не давал комментариев. Но потом я увидел в СМИ фотографию, которая перешла все моральные и этические нормы. Поэтому я решил выступить с обращением. Сейчас идёт следствие, и по его результатам будут сделаны оценки. Я не медик, я не могу сказать, правильно ли сделал врач. Он врач, он принял решение и взял на себя ответственность. Правильно или нет – решит следствие. И мне не нравится шоу, которое устроили из болезни моей матери, – заявил Игорь Дронов.

Огласку истории придал его младший брат. В начале ноября Андрей Дронов заявил, что в третьей городской больнице, куда пожилую женщину доставили для ампутации поражённой гангреной правой ступни, медики удалили ей левую ногу до середины бедра. Мужчина убеждён, что причиной этого стала медицинская ошибка, в результате которой его мать осталась инвалидом. По словам Дронова, врачи попросили не говорить пожилой женщине о произошедшем и по горячим следам, не поставив в известность родственников, ампутировали женщине вторую ногу. Медики уверяют, что решение было правильным и взвешенным.

– Я думаю, что во время оформления кто-то по ошибке написал, что гангрена не на правой ноге, а на левой. Смотрел один врач, а резать пришёл другой. Во время операции правая нога была забинтована, поэтому и ампутировали ту, которая была указана в карте. На левой ноге были покраснения из-за пережатия сосудов, но о её ампутации речи не шло, – пояснял Андрей Дронов.  

По его заявлению  следователи СУ СКР по региону приступили к расследованию дела по статье о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ).

После этого ситуация стала развиваться ещё стремительнее. Медики написали заявление в полицию, в котором обвинили Андрея Дронова в том, что он требовал у врачей 5 млн рублей и похитил часть документов из карты пенсионерки. А старший сын женщины Игорь Дронов, в свою очередь, написал официальное заявление, в котором сообщил, что «был готов к ампутации обеих ног» и потому «не был особенно удивлён». Братья поссорились. Андрей Дронов назвал старшего брата предателем.

При этом он признал, что 5 млн рублей действительно фигурировали в его переговорах с врачами.

– Условия были такие: мама получила полную инвалидность, и ей нужен круглосуточный уход. До заживления культи, до стабилизации состояния – перевод в одноместную палату с круглосуточным медицинским и санитарным уходом. Все это должно быть прописано в соглашении. Если в досудебном порядке договариваемся с больницей – должен решиться вопрос о справедливой материальной компенсации матери. Речь не о том, что ей пора на кладбище, а о том, что нужно вернуть её к жизни после этого ужаса. У меня это выливается в 5 млн, мне скрывать нечего, – рассказал Андрей Дронов.

Он добавил, что медики третьей больницы предложили ему только 1 млн рублей, поэтому мужчина обратился к силовикам, чтобы в ситуации разобрались следователи.

Игорь Дронов при этом отметил, что разделяет сомнения брата и согласен с возбуждением уголовного дела, но отказался оценивать действия врачей и попросил прекратить шумиху в СМИ.

Сама Мария Дронова сейчас лежит в больнице, в палате интенсивной терапии. По словам друга семьи Владимира Жирова, женщина находится под действием медикаментов и полностью не осознаёт произошедшее.