ГТРК Воронеж

Сажать, лечить или помочь? Общественники Воронежа о бэби-боксах и сроках за убийства младенцев

12.07.2017

16:00

Сажать, лечить или помочь? Общественники Воронежа о бэби-боксах и сроках за убийства младенцев

Пять неожиданных ответов в опросе на острую тему.

Мёртвый мальчик, найденный 11 июля в мусорном баке на улице Владимира Невского, шокировал воронежцев. Следователи СУ СКР по региону ищут мать новорожденного и выясняют, родился младенец живым или мёртвым. Сразу после новости о мёртвом ребёнке появилась петиция к губернатору Алексею Гордееву с просьбой установить в Воронеже бэби-боксы. Голосование на Change.org создал старший координатор поисково-спасательного отряда «Поиск пропавших детей» Валентин Харламов.

Корреспондент «Вести-Воронеж» обратилась к воронежским общественникам, которые помогают женщинам, семьям в трудных жизненных ситуациях, занимаются детской темой. Они, исходя из своего опыта, поделились мнениями о бэби-боксах и ответили на вопросы об ужесточении наказания для матерей за убийства младенцев. Сейчас закон приравнивает состояние женщины после родов к состоянию аффекта, поэтому и предусмотрено наказание от 2 до 4 лет ограничение свободы или срок до 5 лет. Часто женщины получают условные наказания или попадают под амнистию.

Валентин Харламов, координатор поисково-спасательного отряда «Поиск пропавших детей»:

«Каждый год в Воронежской области находят трупы младенцев, от которых, по разным причинам, избавляются матери. Ежегодно новорожденных оставляют в коробках и корзинах в людных местах, в результате чего малыши оказываются под угрозой, особенно в холода. Инициативная группа воронежских волонтеров и добровольцев уже несколько лет продвигает идею установки на территории области бэби-боксов. Были найдены спонсоры, но идея была загублена.

Критики бэби-боксов настаивают, что это аморально и навеяно Западом. Они уверены, что необходимо развивать профилактическую работу с матерями, доказывая, что бэби-боксы – это не решение проблемы. Сторонники окон жизни считают, что в стране, где 20 млн человек живут за чертой бедности, необходимо принимать конкретные действия для спасения детской жизни.

Что касается наказания матерей за убийство новорожденных, не думаю, что его стоит ужесточать. Ужесточение наказания никогда не приносит результатов. Что уже сотни раз доказано. Статья об убийстве матерью новорожденного ребёнка существует давно, и законодатели не просто так выбрали такие сроки».

Анна Левченко, директор мониторингового центра «Сдай педофила»:

«Мы проморгали момент, когда фраза «я тебя породила, я тебя и убью» стала нормой морали. У нас новорожденный вопреки всем международным конвенциям и Конституции не человек. Ведь за его смерть наказание меньше, чем за кражу трех мешков картошки и несушки из совхоза. По данным статистики, с 1994 по 1999 год количество зарегистрированных детоубийств не превышало 15 в год. Уже в 2001 году, после введения мягкой статьи, было зарегистрировано 203 убийства новорожденных. В последние годы их количество по России стабильно составляет от 150 до 180 в год.

Жестокость, с которой матери убивают своих младенцев и холодный расчет – просматриваются практически в каждом случае. Младенцев топят в туалетах, бросают умирать на морозе, выбрасывают с высоких этажей. И за это матери получают условные сроки.

Когда мы поднимаем проблему в блогах, многие люди говорят, что убийство абсолютно нормально для женщин в послеродовой депрессии. Оправдывают их тем, что им нечем кормить детей, приводят в их защиту уйму доводов. Это ужасающая дикость. Матерям-убийцам дают условные сроки еще и потому, что у них, видите ли, еще двое-трое детей, которых некому будет воспитывать. То есть не лишают их родительских прав. Получается, мать-убийца – это нормально».

Ксения Пенькова, координатор благотворительной организации «Общие дети»:

«Считаю, что вопрос с бэби-боксами еще не изучен в полной мере. Тут есть и положительные, и отрицательные стороны. Опираясь на свой опыт, могу сказать, что, скорее, против их появления в Воронеже. Люди не готовы, не понимают чётко, зачем они нужны. Мне кажется, некоторые родители могут там оставлять детей на время, чтобы решить свои проблемы. Есть случаи, когда родители, узнавая о возможности сдать детей в кризисный центр, тут же это делали. Одни оправдываются ремонтом, другие тем, что нужно налаживать личную жизнь. Я видела таких мам, у них в глазах абсолютная пустота, и рожали, они, возможно, только из-за желания получить пособия.

Мне кажется, за убийство новорожденных следует ужесточать наказания. Возможно, я бы думала по-другому, если бы не случаи из моей практики. Помню ситуацию в Воронеже, когда женщина утопила младенца в водохранилище, а до этого убила другого своего новорожденного. Чтобы избежать подобных случаев, наказывать нужно жёстко – как минимум лишать свободы на 5 лет. Конечно, в каждой конкретной ситуации надо разбираться, привлекать психологов. Думаю, адекватный человек не сможет убить своего ребёнка, поэтому таких мам нужно лечить, ограждать от общества. Нужно как-то решать вопрос с другими детьми, которые есть у этой женщины. Если мать смогла убить младенца, то, возможно, опасна и для них».

Директор Центра охраны материнства «Ангел-Хранитель» Илья Пилюгин:

«Я против появления бэби-боксов в Воронеже. Они не решат проблему, так как женщины, убивающие новорожденных, абсолютно маргинальны. Такие матери знать не знают о бэби-боксах, часто во время беременности и родов совсем неадекватны. В городах, где их поставили у роддомов, число убийств новорожденных не уменьшилось, а осталось прежним. Зато известен случай, когда бабушка, вопреки воле матери, оставила младенца в бэби-боксе. Бэби-боксы могут стать раздражающим фактором, навредить, спровоцировать мам, которые находятся в трудной жизненной ситуации, оставить ребёнка.

На мой взгляд, проблему социального сиротства, проблему с убийствами новорожденных нужно решать силами общества. Нужно разработать механизм поддержки, всем миром помогать пережить трудности беременным женщинам, помогать одиноким мамам с малышами. Все ресурсы у нас в регионе для этого есть. Полтора года назад была ситуация с бездомной женщиной с железнодорожного вокзала, которую мы нашли за несколько дней до родов. Помогли ей родить в нормальных условиях, дали крышу над головой после рождения дочки. И она не отказалась от ребёнка, сама растит девочку. Если же мать не хочет растить ребёнка сама, наша задача, чтобы она его родила в роддоме и написала отказ, как предусматривает закон. Обычно новорождённых сразу же усыновляют.

Что касается ужесточения для матерей за убийство младенцев, тут нужно изучить правовую сторону вопроса. Но, думаю, увеличивать наказание за такие преступления бессмысленно. Эти женщины не понимают и не поймут, что творят».

Наталия Дашкова, психолог, сотрудник благотворительного фонда «ДоброСвет», редактор агентства детских новостей «Ворон и Ёж»:

«Вопрос появления бэби-боксов в Воронеже довольно спорный. Православная церковь категорически против бэби-боксов, так как их наличие даёт возможность подумать об отказе от ребёнка, а это грех. Но вот мы стоим перед конкретным фактом убийства новорождённого и начинаем думать о том, что делать, чтобы в подобных случаях младенцы остались живы. Поэтому, на мой взгляд, появление бэби-боксов всё-таки оправдано. Родить и отказаться от ребёнка в роддоме может не каждая. Поэтому женщине нужна анонимность. Другое дело, как относится к женщинам, которые бросают детей. Но это вопрос открытый, он будет актуален, сколько существует человечество.

Как наказывать мать, которая не даёт никакого шанса выжить младенцу? Не относит его к крыльцу церкви или приюта, стыдясь беременности и родов, а бросает в мусорку. Может быть, она в состоянии аффекта, наркотического или алкогольного опьянения? Мне трудно говорить о том, какого наказания эта женщина заслуживает. Могу только сказать, что наказание за убийство ребёнка мать будет нести всю жизнь. Память о поступке никуда не денется, она будет преследовать человека. Поэтому не думаю, что такую мать следует жёстко наказывать. Гораздо важнее, чтобы она пришла к осознанию преступления, искупила его социальным служением – к примеру, в церкви или колонии для несовершеннолетних. Как это сделать? Не знаю. Мне кажется, государство не способно на такие тонкие движения души».

Оксана Грибкова

По теме: Горожане попросили губернатора установить в Воронеже бэби-боксы

В Воронеже в мусорном контейнере нашли тело новорожденного

В Воронеже ищут мать ребёнка, тело которого нашли в мусорном контейнере



«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

СЛЕДУЮЩИЙ ВЫПУСК НА КАНАЛЕ «РОССИЯ» В 20:45

Гость

«Академическая мобильность» – эксперимент под таким рабочим названием Минобрнауки уже в 2018 году планирует запустить в российских вузах. Как уверены инициаторы проекта, это позволит студентам выбирать лучшие программы обучения, и повысит конкуренцию среди образовательных учреждений. Однако нововведение потребует дополнительного финансирования. Все «за» и «против» нового проекта обсудили в программе «Вести-Образование» с проректором по учебной работе Воронежского государственного университета инженерных технологий Павлом Сухановым.

Смотреть передачу

Наверх