Котики, пейзажи и натюрморты. Как зарабатывают воронежские художники

Кто получает за свои работы тысячи евро, а кто всего несколько тысяч рублей.

Наталья Зубкова Вести Воронеж 2678

Это искусство не вечно. Итальянский художник Маурицио Кателлан продал свою очередную неоднозначную работу за баснословные 120 тыс. долларов – это более семи миллионов рублей. Работой стал банан, приклеенный скотчем к стене.

Продал мастер её не один раз – за такую же сумму приобрели ещё одну, так сказать, копию, ещё одна работа на очереди.

Банан моментально стал необычайно популярен, галеристы уверяют, что фотографируют его чаще, чем Джоконду Да Винчи – и эта история, можно сказать, дала миллионам молодых художников повод мечтать о баснословных гонорарах. Мы решили поинтересоваться у воронежских творцов, за какие работы им удавалось заработать больше всего, и в каких суммах исчисляются их заработки в принципе.

Иван Горшков по жанру к Маурицио Кателлану ближе всех – его работы тоже сложные, спорные и дорогие. Он – один из немногих воронежских художников, продающихся в Европе. Не за миллионы, но 10 тыс. евро за работу иногда удавалось выручить. Случались и забавные истории.

– Как-то мы были в Германии, в резиденции. Я развешивал свою выставку, и Коля Алексеев, мой друг, говорит: «Слушай, Вань, чем-нибудь тебе помочь?». Я говорю: «Да, Коль, помоги. У меня тут пара холстов есть, я не успел ничего на них нарисовать. Он сказал: «Ну, хорошо, давай тут будет у нас «Битва гарпий и горгулий», а тут – «Конная прогулка Кристины и Тамары». Я согласился, отличные сюжеты. Он нарисовал какие-то там пятна, что-то потекло, какую-то линию провёл. Я взял одну из этих картин в Вену на свою персональную выставку, и Грейс продал её на вернисаже. И, вообще, нахваливал: «Да, «Конная прогулка Кристины и Тамары»», – рассказывает Иван Горшков.

Цена, правда, рассказывает Иван, была минимальной – около тысячи евро. А вообще, его скульптуры стоят в особняках Монако и известных галереях.

Художников, продающих свои работы за рубеж в Воронеже единицы, большая часть либо уезжает пытать удачу в столицу, либо крутятся, как могут здесь, работая параллельно где-то ещё. Кристина Рамли днём трудится контент-менеджером, в оставшееся время рисует стрит-арт на заказ и для души.

– Если расписывать какие-то коммерческие заведения, то тут в районе трёх тысяч и выше, в зависимости от квадратных метров деньги получаешь. И это даёт известность художнику и преображает кафе, салоны красоты. Вы знаете, но получается так, что люди даже не готовы три тысячи платить. Постоянно заказы слетают. Людям кажется, что это большие деньги. И здесь, конечно, важно, чтобы у художника было имя, – поделилась художница Кристина Рамли.

Кристина сейчас почти даром, ей оплачивают только материалы, делает рисунки на воронежских улицах ради узнаваемости. Старшее поколение творцов по-старинке торгует предметами искусства на литературном бульваре.

Рассказывают, времена настали тяжёлые, раньше прохожие редко просто любовались и шли мимо – каждый день что-нибудь да продавалось. Но в последние три года покупательская способность населения упала, и на красоте воронежцы начали активно экономить. Отдать 7 – 10 тысяч за пейзаж или натюрморт мало кто готов.

– Более-менее заработок идёт, сумму я даже не могу назвать, она может «плясать». Можно и 50 тысяч заработать, можно и 10. Как получится. Раньше было лучше, сейчас даже не зависит ситуация от праздников. Раньше даже просто люди ходили, понравится – возьмут. Сейчас всё по-другому, – говорит художница Ирина Зенищева.

В основном, воронежцы покупают котиков, а также пейзажи и натюрморты. Более выгодно – рисовать на заказ портреты к юбилеям. Здесь разброс цен зависит только от популярности художника. Продать работу или нарисовать её на заказ – большая удача даже для именитых авторов. Наиболее гарантированный вид заработка для многих – преподавание.

Впрочем, за передачу опыта детям выручить удаётся немного. Художник, который учит других художников, в основном остаётся голодным. Даже, когда у него четыре десятка учеников.

– 10,6 тыс. рублей, нам 400 рублей надбавили. Если бы нам оплата была по количеству учащихся, наверное, было бы безбедное существование. Но зависит от количества групп. У меня две группы – значит это 18 часов получается. Чтобы как-то зарабатывать, надо четыре – пять групп набрать, а количество не играет особой роли, – рассказывает член Союза художников РФ Галина Дмитриева.

Впрочем, ежедневная загрузка не отменяет ночей у мольберта. Чтобы позволить себе, к примеру, путешествие ради вдохновения, воронежским художникам необходимо придумать, написать и умудриться продать большую часть персональной выставки.

Ещё по теме

Читайте также