< >

Страх огласки. Почему воронежцы боятся лечить психические расстройства

В регионе на учёте в психоневрологическом диспансере стоят около 50 тыс. человек.

Московские общественники бьются над тем, чтобы пациента психоневрологического диспансера Сергея Фатенкова, который рассказал об ужасных условиях содержания в лечебнице, выпустили из стационара домой и создали ему условия для социализации. На этой неделе в Воронежском областном суде они пытались доказать, что пациент не нуждается в нахождении в стационаре. А вот родные Сергея, наоборот, стремятся оставить его на лечении.

Эта история вскрыла сразу несколько проблем, связанных с людьми, имеющими психиатрический диагноз – они поздно обращаются к врачам и долго не лечатся. Ответственность за них ложится только на родных, которые, в свою очередь, не знают, что со всем этим делать. В итоге больных либо надолго изолируют в больнице или интернате, либо они живут без лечения и могут стать опасными для окружающих. Почему история Сергея Фатенкова должна многое изменить, но вряд ли изменит – в материале «Вести Воронеж».

Историческое решение, которого ждали общественники, суд не принял – Сергей Фатенков из зала заседаний отправился в больницу. Впрочем, ненадолго, через пару недель молодой человек окажется дома.

История подопечного борского интерната прогремела на всю страну и многим открыла глаза на условия проживания подопечных подобных заведений.

– Сергей показал некоторые аспекты жизни таких учреждений. И спасибо ему. Потому что благодаря этому, кто-то не соглашается и пытается себя защитить, и какие-то проблемы вскрываются. Но очевидно, что эта ситуация возникла не вчера и не только в отдельно взятом интернате, – говорит директор Дома прав человека Алёна Объездчикова.

В интернат один за другим начали приезжать проверяющие и московские общественники. Для местной соцзащиты и врачей шокирующего в этих кадрах немного – Борский психоневрологический интернат по условиям худший в области, зданиям более 200 лет, быт более чем спартанский. Сам начинающий блогер уверял, проблема не только в быте – его и других держат взаперти насильно.

– Здесь много здоровых людей, около 15 человек вообще здоровы. Они абсолютно адекватны, никаких отклонений, – рассказывал Сергей.

 Как выяснилось уже в суде, на лечении молодой человек находится несколько лет и принимать терапию начал поздно из-за нежелания или предрассудков. А за принудительную госпитализацию активно выступает его семья – заботиться о парне вынуждена пожилая мать,  которая не обладает нужными знаниями, выбилась из сил и даже подвергается травле со стороны окружающих.

– В детском саду, где она работает, ей стали бросать обвинения, что она мама больного. Понимаете, это не проблема мамы и Сергея, а проблема стигмы в отношении психиатрии в целом: к психиатрам не идём, потому что боимся. Приходят люди только уже недобровольно, – отметила врач-психиатр Надежда Соловьева.

В регионе около 50 тыс. человек стоят на учёте в психоневрологическом диспансере, в среднем они проводят в больнице около двух месяцев, потом отправляются домой и могут жить обычной жизнью, если не забывают про лекарства.

– Риск опасных действий данного конкретного больного зависит от совокупности факторов. Прежде всего, это насколько качественно человек наблюдается психиатром после выписки из стационара и насколько адекватно он принимает поддерживающую терапию. Большинство наших расстройств подразумевает приём лекарственных препаратов многолетний, неопределенно длительный, – говорит заместитель главного врача Денис Шаповалов.

Самые непредсказуемые пациенты, уверяют врачи-психиатры, своего рода диссиденты, которые отказываются от наблюдения и лечения и не принимают препараты. Либо вообще не обращаются к врачам, хотя окружающие и замечают за ними некоторые странности. Зачастую, что  человека нужно было лечить, становится ясно, когда он совершает что-нибудь ужасное.

На улице Комарова молодой человек, как потом оказалось, страдающий психическим расстройством, напал с ножом на маленькую девочку, затащил её в подъезд и грозился убить. Ребёнка спасли соседи. Экспертиза показала, что нападавший был невменяем. При этом странности за ним соседи замечали давно, но под наблюдение  врачей мужчина, видимо, не попал.

Невменяемым суд признал и Вячеслава Дмитренко, который, как оказалось, состоял на учёте в диспансере много лет, но это не мешало ему иметь водительские права и ездить по Воронежу на большой скорости. Во время одной из таких поездок он, как доказал суд, намеренно сбил курсанта института МЧС. Молодой человек получил травмы. Как выяснилось уже на суде, до этого заботилась о Вячеславе Дмитренко и помогала выпутываться из разных неприятных ситуаций его влиятельная мать. Принимал ли мужчина препараты, неизвестно.

Часто, говорят врачи, люди с психическими расстройствами вообще не попадают в поле зрения врачей, при этом доставляя массу проблем окружающим. Например, складируют в квартире мусор или разводят внутри огромное количество домашних животных. При этом принудительно на лечение таких граждан отправить можно только доказав, что они опасны для себя и окружающих, а уговорить лечиться – почти невозможно.

С родными тех, кто все же попал в больницу, уверяют медики, проводят инструктаж. Есть даже школы здоровья для родственников, их можно посещать, пока пациент находится в стационаре. После, уверяют врачи, ликбез проводят и на дому.

– При визитах на дом медсёстры проводят большую образовательную работу  с родственниками, объясняют необходимость лечения, посещения, наблюдения врача, правила общения с такими пациентами, – рассказывает старшая медсестра Ирина Житенева.

Одна из прогрессивных, по мнению волонтёров, форм адаптации людей с психическими расстройствами – сопровождающее проживание, в регионе пока существует в виде тренировочных квартир в тех же психоневрологических интернатах в Алфёровке и Воробьёвке.

Ещё по теме

Читайте также