< >

Корреспонденты «Вести-Воронеж» вспомнили самые яркие события 2016 года

Вести Воронеж 3321

2016 для нашей телекомпании юбилейный – 25 лет назад, в 1991 году впервые в эфир вышла программа «Вести». В уходящем году воронежцы умудрились украсть символ года – обезьянку Симу из зоопарка. Правда, через месяц зверька вернули – подбросили обратно в зоопарк. Как менялась жизнь нашего города в 2016 – в обзоре нашего корреспондента Надежды Абросимовой.

Новый год – новые технологии очистки тротуаров. Их стали посыпать химикатами – выборочно, на некоторых улицах. Правда, пока в Воронеже осваивали реагенты, в других городах уже отказались от такой технологии. Городские чиновники также начали борьбу с кричащими вывесками. В Воронеже начали внедрять дизайн-регламент. К концу года даже появилось образцово-показательное здание – всего одно. От старых входных групп предприниматели расставались не охотно – из-за затрат.

Ольга Майер, директор сети магазинов тканей:

«Мы снимаем аренду. Сегодня мы здесь, завтра мы не здесь, под другое помещение. Соответственно, придётся делать другую вывеску. А постоянно выбрасывать такие огромные суммы денег – это очень сложно. Мы выживаем сейчас в условиях кризиса. У всех предпринимателей, 100% могу сказать, огромные долги».

В сфере ЖКХ весь год делили рынок – домофонный.

Суды идут, но до сих пор управляющие компании и домофонные фирмы не могут определиться – кто имеет право собирать деньги за использование оборудования. В итоге счета присылают и те, и другие.

Светлана Кравцова, консультант главы г. Воронежа по вопросам ЖКХ:

«Там, где домофоны были не предусмотрены и установлены самостоятельно, за счёт средств жителей, и в основном это было сделано поподъездно, если домофон не был передан на баланс УК в качестве общего имущества, в этом случае УК взимать плату за домофон не имеет право».

Творчески-финансовый кризис переживал Театр оперы и балета. Ведущие солисты грозились уволиться из-за новой системы оплаты труда. Конфликт не удалось разрешить даже специально приглашенной аттестационной комиссии – хор в сентябре готов был объявить еще одну забастовку – ходить на работу, но не петь. На этом фоне театр выпускает в свет дорогого, в прямом смысле, «Дон Жуана» – постановка обошлась в 10 миллионов рублей. Впрочем, худрук Андрей Огиевский на гонорары не жалуется – за эту премьеру он получил миллион рублей.

Андрей Огиевский, художественный руководитель Театра оперы и балета:

«Сумма, которая выплачена была мне за мою постановку, является среднестатистической суммой по Российской Федерации за работу такого уровня. Воронежский театр оперы и балета, наверное, не единственный театр, в котором действительно зарплаты низки даже на среднем федеральном уровне. Здесь проблему на уровне области, к сожалению, не решить».

Взрыв газового баллона в одной из квартир в пятиэтажке на улице Космонавтов, унёс жизнь человека. А город обрёл героя – 19-летний парень Артём Лихачев, рискуя собственной жизнью, вытащил из горящего балкона второго этажа двух детей.

Артём Лихачёв, курсант воронежской Военно-воздушной академии:

«Хотел пару раз подтянуться и домой. Но увидел, что слишком ярко на улице, огляделся. Вижу, горит здание. Прямиком побежал туда. Я увидел пожар, пламя было достаточно сильное».

Февраль начался в Воронеже с рекорда – температурного. На берегах рек цвела верба.

Любовь Нутрдинова, жительница села Новобогородицкое:

«По крайней мере, не припомню, чтобы такое было. Знаю, что всегда снега было много и вот эти ветра февральские, завывающие, позёмка действительно, как в этих стихах. Ну, а в этом году – вообще, аномальное».

Водить ребёнка в детский сад стало дороже почти на 400 рублей в месяц. А те, кто получает социальную пенсию – получили надбавки почти в 600 рублей. Свое отношение же к постоянному росту цен на продукты воронежцы продемонстрировали в марте – в одном торговом центре упали на пол от голода – понарошку. Такой флешмоб прошёл в других российских городах.

К лету Воронеж расцвёл – коммунальщики вышли высаживать розы – столько цветов городских улицы не видели три года.

А осуждённые взялись за русский литературный язык – им официально запретили ругаться матом и говорить на фене. Привычную манеру в воронежских СИЗО искореняли на психологических беседах.

Елена, осуждённая:

«Можно посчитать до 10 и выдохнуть, успокоиться и плохие эмоции уйдут, и не нужно будет выражаться. А вы ругаетесь матом? Нет, я не ругаюсь. А почему? Потому что я женщина, мама».

В мае город простился с Антоном Ерыгиным, воронежским связистом, погибшим в Сирии во время служебной командировки.

Сержант, сопровождая автомобили российского центра примирения враждующих сторон в Сирийской провинции Хомс, получил ранение в голову. Врачи двое суток боролись за его жизнь, но безуспешно – он скончался в госпитале.

Тамара Яньшина, жительница г. Воронежа:

«Мы не знали погибшего, но он же наш! Чей-то муж, чей-то сын, поэтому мы здесь. Я жена военного, и в военной поликлинике работала, поэтому понимаю – нельзя не посылать».

Весь год горожане следили за судьбой яблоневого сада – жаркие общественные слушания, протесты и проверки. В итоге – «каменных джунглей» пока здесь не будет – участок арестован в рамках уголовного дела. По версии следствия, федеральная земля оказалась в частных благодаря мошеннической схеме.

Любовь Барсукова, жительница г. Воронежа:

«Это наш воздух, это наши деревья, если оставить кругом один асфальт, как же мы будем жить, дышать как?».

Тем временем десятки тысяч воронежцев одномоментно стали жильцами исторической зоны – официально утвердили границы исторического старого Воронежа. Это значит, что земляные работы там запрещены без проведения археологических исследований. Правда, кто и как будет это контролировать – осталось без ответов.

Алексей Филиппов, житель г. Воронежа:

«Должны какие-то изыскательские работы вестись, археологи присутствовать, никто не был».

Неравнодушными горожане были также в вопросах строительства приюта для бездомных животных, а также крематория. Печи власти предлагали разместить возле юго-западного кладбища. Несмотря на протесты, крематорий там всё равно будет.

Жительница г. Воронежа:

«Я, например, не хочу смотреть в окно, зная, что у меня там, через 900 метров, будут кого-то жечь».

Сентябрьские выборы депутатов в Госдуму закончились в Воронеже скандалом и громким уходом главы местного избиркома – Владимира Селянина. Поводом послужили результаты голосования на двух участках. Впрочем, экс-глава избиркома ушел только с должности председателя, но в комиссии продолжает работать.

Под конец года власти, наконец, сделали то, на что не могли решиться несколько месяцев – снесли Остужевский рынок. Переговоры с предпринимателями результата не дали, поэтому сейчас на месте торговых мест – руины.

А вот перевозчики решительных действий от властей не дождались – плату за проезд так и не повысили, хотя должны были. Так что цена должна измениться в этом году – транспортные компании рассчитывают на 18 рублей. В городе стали курсировать несколько длинных «автобусов-гармошек». А троллейбусы остались без господдержки.

Юрий Новиков, сопредседатель межрегиональной общественной организации «Город и транспорт»:

«У нас огромный перевыпуск автобусного транспорта, причём средней и малой вместимости. Если мы элементарно упорядочим эту систему и уберем, по крайней мере, в центре на главных улицах все дублирующие маршруты и отдадим приоритет троллейбусу. Никто не говорит, что надо убрать автобусы отовсюду, но в центре, где экологическая обстановка особенно тяжела, там должен работать троллейбус».

Зато появилась возможность летать в Европу – регулярные прямые рейсы открылись в столицу Молдавии Кишинев. Расширить круг направлений удалось после того, как в аэропорту отремонтировали перрон.

В этом году в Воронеже появились первые велодорожки – правда, не все обладатели велосипедов их оценили. Участки похожи на тротуары, а местами заканчиваются бордюром и выездом на проезжую часть – без соответствующих знаков и разметки. В следующем году – ошибки учтут, строительство велодорожек продолжат, обещают в мэрии.

Также обещают навести порядок в дорожном хозяйстве и успевать «латать» ямы и класть асфальт до наступления холодов. Но это, как говорится, уже другая история – наступившего, 2017 года.

Надежда Абросимова

Добавьте нас в избранное в Яндекс.Новостях Подпишитесь на Youtube-канал

Читайте также